Два недоросля в русской литературе

(По роману А.С.Пушкина «Капитанская дочка» и комедии Д.И.Фонвизина «Недоросль»)

При осмыслении данной темы возникает вопрос: насколько правомерно данное сопоставление. Комедия Фонвизина написана 1781 году, в тот период, когда после подавления Пугачёвского восстания, реакция правительства могла быть самой жесткой. Но благодаря покровительству Потёмкина Фонвизину удалось осуществить постановку пьесы. Роман Пушкина – завещание потомкам, практически главная книга всей его жизни. События его «Капитанской дочки» относятся к разгару восстания мятежников. Между произведениями 55 лет – полвека, смена двух поколений. Но почему нам так симпатичен Гринёв Петруша и так неприятен Митрофан Простаков?

Картина дворянского быта, кажется, мало чем отличается: «Побегут-ка я на голубятню», - говорит Митрофанушка матушке после примерки костюма. «Я жил недорослем, гоняя голубей и играя в чехарду с дворовыми мальчишками. Между тем минуло мне шестнадцать лет», – пишет автор «Капитанской дочки». В чём же разница?

Начнём с учителей. У Митрофана их было трое, но более-менее уважения достоин только Цыфиркин: он единственный отказывается от платы за обучение, так как считает, что ничему недоросля не научил. Еремеевна – мамушка-кормилица, которая надобна лишь в минуту затруднения, готова жизнь отдать за своего господина, однако совсем не играет никакой роли в воспитании Митрофана. У Петруши учителей мало: Савельич и Бопре – бывший парикмахер. Но последний вообще никак не повлиял на воспитание, так как поминутно был пьян, а Савельич был дядькой, перед которым Петруша испытывал угрызения совести в минуту нравственной ошибки. Навряд ли педагогическое воздействие сформировало характеры наших недорослей.

Обратим внимание на родителей. Немногословный и забитый отец Простаков голоса перед супругой своей подать не смел. «При твоих глазах мои ничего не видят», - говорит отец семейства. Совсем по-другому ведёт себя батюшка Петруши. Мы слышим его дважды, когда он принимает решение по отстранению мсье Бопре от работы, по дороге врезав подзатыльник сыну за «занятия» географией (уместно вспомнить, Простакову, которая даже слово-то выговорить не могла правильно). А второй раз он решает отправить сына «потянуть лямку» да понюхать пороху на военную службу не в Петербург, а в Оренбург. Причём слёзы Авдотьи Васильевны в расчёт не принимаются. Суров? Суров, конечно, отец. Но и цели он преследует не чисто личные, а гражданские, государственные. Чего стоит одно только нравственное наставление, которое он отдаёт сыну:

«Береги честь смолоду!»

Да и решение Петруши скоропостижно жениться на Маше Мироновой было строго, сурово отклонено. Отец у Пушкина – явный пример того достойного дворянства, которое решало судьбу отечества.

Митрофан тоже отправляется на службу. Но при каких обстоятельствах, какие наставления он слышит? Будет ли он служить так же славно, как Гринев Пётр Алексеевич? Будет ли готов отдать свою жизнь за Отечество? Будет ли готов защитить свою честь, прийти на помощь страждущему? Очень спорно.

В заключение следует отметить, что главная разница в образах недорослей у Фонвизина и Пушкина состоит в умении развиваться и изменяться, что свойственно реалистическому искусству; и напротив, статичность и однобокость Митрофана, созданного в рамках классицизма, не позволяет нам домыслить его положительное развитие.

Top