Кто был автором «Слово о полку Игореве»

 

Во время расцвета культуры Киевской Руси, а именно, в XI-XII веках, неизвестным автором было написано знаменитое произведение «Слово о полку Игореве». Автор бессмертного «Слова» был скромен он не назвал себя, не намекнул на свое место в киевском обществе, но это достаточно почетное место угадывается по характеру самой его речи – поэмы. Он очевидно принадлежит к киевским боярам высшего ранга, имевшим право советовать великому князю идти на войну (Дон ти, княже кличет и зовет князя на победу!). Вот в этих-то кругах могущественного боярства и следует вести поиск нашего Автора. Ни политические симпатии, ни знание военного дела не могут нам в этом поиске. Одинаково мысливших и опытных в войне бояр были десятки. Нам нужен какой-то особый, индивидуальный признак, выделяющий автора из общей массы боярской верхушки. Когда мы читаем «Слово о полку Игореве» этот особый признак определяется сразу – любовь Автора к истории, глубочайшее знание славянской истории вплоть до трояновых веков и несомненный историзм мышления, заставляющий его рассматривать не события, а исторические явления. Среди тогдашних историков – летописцев XII века мы видим исключительно церковников: Поликарп, безымянный летописец Святослава, игумен Выдубицкого монастыря Моисей и др. Все они ведут счет дней по святцам, переполняют летописные листы цитатами из церковной литературы. Половцы для них – библейские «агоряне» измаильтяне.

Ничего подобного в Слове нет. Его герои не крестятся ни перед походом, ни перед боем, ни после победы. Судьбой людей и природой управляют славянские боги Стрибог, Велес, Даждьбог.

Успенская церковь упомянута не как храм для молитвы, а как типографический ориентир определяющий отъезд Игоря из Киева.

Единственным исключением из длинного списка летописцев-церковников является киевский боярин Петр Борислович, назвавший себя (правда в третьем лице) в подробном описании посольства к галицкому князю Владимиру, отцу Ярослава Осмомысла, в 1152-1153 году когда она резко обрывается, очевидно, за смертью преклонных лет. Его многолетний труд попал в руки его единомышленника аргумента Моисея, который из самых разных летописей XII века составил 1198 года общий летописный свод ,сильно сокращая свои источники. Главное место в материалах свода 1198 года. Принадлежит Петру Бориславовичу. Судя по тому, что Петр щедро насыщал свою летопись различными документами из княжеского архива (переписка князей, копии договоров, дневники военных походов, дипломатические документы иноземных королей и др.), но по всей вероятности, в средине XII века был чем-то вроде канцлера великого князя Изяслава, внука Манамаха, сопровождав его в походе и на съездах. В конце 1160-х годов он упоминается как киевский тысятский то есть он являлся тогда главой столичного боярства. Оценки Петра в летописи совпадают с оценками Автора «Слова» Описание похода 1168 года сделано еще рукой Петра точные типографические детали сведения о разведке у половцев, поименное перечисление убитых бояр, все это характерные черты боярина-летописца. Даже упрек самому великому князю в том, что он взял большую часть трофеев, подтверждает авторство Петра Бориславовича (брата Нестора). Он относится к князьям почти как к равным.

В 1986 году вышла в свет очень важная для темы книга В.Ю.Франчук, посвященная киевскому летописанию. Время ведения летописи Петром Бориславовичем (1146-1196) пишет исследовательница, - установленное Б.А.Рыбановым на основании других данных подтверждается с точностью до одного года. Специальный раздел посвящен в книге В.Ю.Франчук выяснению возможности идентификации автора «Слова» и Петра Бориславовича. Вывод приведенные доказательства… достаточно убедительно свидетельствуют о том, что в той части киевской летописи, которая может быть приписана этому автору, сконцентрирована большая часть общей со «Словом» лексики и грамматических конструкций. Лингвистический анализ велся только на материалах созданных на древнерусском языке (Ипатьевская летопись), но для осмысления мы располагаем интереснейшим источником частично переложенным на язык XVIII века. Это так называемый раскольничий манускрипт, приобретенный В.Н.Татищевым в Сибири у одного старообрядца. В этой рукописи находилась, по-видимому полная летопись П.Б. из которой В.Н. Татищев сделал множество выписок. Раскольничий манускрипт дает дополнительные аргументы в пользу сближения киевского боярина, дипломата, историка и поэта – автора Слова с киевским боярином, дипломатом и историком Павлом Бориславовичем.

 

Top