Проблема пожительного героя в русской литературе второй половины XIX века

 

Вся литература второй половины девятнадцатого века была озабочена проблемой положительного героя. Обличать отрицательные явления было просто; гораздо труднее было дать положительный пример. Это легко проиллюстрировать сценой из восемнадцатого века: в «Недоросле» Фонвизина Скотинин и Простакова обладают яркими индивидуальностями, а Правдин и Стародум скучны и напыщенны.

В центре литературного произведения должен стоять яркий и интересный характер. И герои Тургенева — Рудин, Базаров, Лаврецкий — и герои Достоевского — Раскольников, Версилов, Карамазовы — и Адуев-младший? и Адуев-старший — Гончарова вполне обладают этим качеством, но они слишком неоднозначны и внутренне противоречивы, чтобы их можно было назвать «положительными». Впрочем, у Гончарова есть один хрестоматийно-положительный персонаж — Штольц в «Обломове». Он добр, честен и смел, он умен, образован, инициативен и так далее. Он выводит из депрессии Ольгу, он пытается спасти Обломова... Но он и Обломов — нечто единое, как душа и тело. Ибо Штольц слишком рационален и сух; это беда большинства «положительных» персонажей. Он создан только для того, чтобы оттенять Обломова, он — искусственное образование и, как сказал Антон Павлович Чехов, «ходулен».

Другие положительные персонажи Гончарова гораздо живее Штольца. Но Марфинька создана в противовес Вере точно так же, как Штольц - в противовес Обломову. И только бабушка в романе «Обрыв» обладает действительной духовной силой.

Особое значение проблема положительного героя всегда имела для Фёдора Михайловича Достоевского. Именно этому и посвящен роман «Идиот». Авторский замысел состоял в том, чтобы дать пример «положительно-прекрасного человека».

Внутреннее противоречие заложено уже в имени героя — Лев Мышкин. Его душа прекрасна — но он не способен ни предотвратить зло, ни вообще изменить что-либо в мире. Мышкин, с его нравственной чистотой и иконописной внешностью, проходит по страницам романа и испаряется снова. Но — «идиот» (от греческого «отдельный»), и у него нет ни прошлого, ни будущего.

Персонажи, воплощающие активное добро, есть в романе «Братья Карамазовы». Это прежде всего Алеша Карамазов, который служит в романе как бы «общей жилеткой»: все изливают ему свои проблемы, а он слушает и прощает. Алеша — ученик старца Зосимы. В образе Зосимы Достоевский дал свою концепцию святости, свой идеал православного святого. Главное, что составляет всю жизнь Зосимы, — это любовь к людям, стремление творить добро.

Но Зосима — святой и, значит, — исключение из правил. Другой писатель — Н.Лесков — поставил своей целью показать не святых, а просто хороших людей. Он, пожалуй, единственный, у кого положительные персонажи получались не искусственными схемами, а живыми людьми. В этом смысле замечателен цикл «Праведники». Он описывает святых в реальной жизни, простых людей со своими странностями, которые пытаются применять на практике евангельскую мораль и у которых это получается. И квартальный надзиратель Рыжов-Однодум, и Голован, в котором «совершенная любовь победила страх», и «Человек на часах», и многие другие — все они праведники, и все они при этом живые люди.

Представляется, что только у Лескова положительные персонажи были не схемами и не отвлеченными построениями, как у остальных, а живыми людьми.

Top