Тема революции и гражданской войны в литературе 20-30 годов

 

Революция — слишком масштабное событие, чтобы не быть отраженным в литературе, и редкий писатель, её переживший никак не коснулся её в своем творчестве.

Существуют разные подходы к этой теме. Скажем «Конармия» Бабеля или «Донские рассказы» Шолохова — это ряд не очень связанных между собой эпизодов, выстраивающихся в огромные мозаичные полотна, а «Белая гвардия» Михаила Афанасьевича Булгакова — классический роман. У разных писателей события подаются с разных точек зрения: у Серафимовича в «Железном потоке» — с точки зрения народа, у Булгакова и большинства эмигрантских писателей — с точки зрения дворянства. Шолохов вообще исследует не борьбу угнетателей и угнетенных, а противоречия, которые возникают в самом народе в ходе братоубийственной войны. Существует еще один подход к теме — исторический. Марк Алданов в романе «Девятое термидора» описывает не нашу революцию, а французскую. Революция для этого автора — не просто смена власти или даже социальной формации, а взрыв животных инстинктов, возвращение человечества в зверское состояние. Он пишет: «Страшна революция не против монархии, а против носового платка», то есть — против культуры.

И все же среди множества мнений можно выделить два основных подхода к данной теме. Удобнее всего будет проанализировать этот процесс на примере двух романов — «Разгрома» Фадеева и «Белой гвардии» Булгакова.

Персонажи Булгакова — это русская интеллигенция, дворянство, офицерство, и события изложены с их точки зрения. Герои Фадеева же — люди из народа (единственный, кого худо-бедно можно назвать «интеллигентом» — Мечик, подан как представитель «мелкой буржуазии»). Эти два писателя находятся в разных лагерях и, соответственно, у Булгакова представители простого народа, «мужички — богоносцы Достоевские» представлены отрицательно. Этим людям все равно, где белые, где красные, они заботятся только о себе, а интеллигенция предстает перед нами как хранительница народной памяти, великой культуры и твердых нравственных принципов. У Фадеева же все наоборот. Культурный и образованный Мечик оказывается предателем, в нем нет внутренней силы, позволяющей следовать за народом и служить ему. Морозко же, как олицетворение простого народа, хотя и несколько импульсивен, но интуитивно чувствует правду.

Есть у Фадеева и еще одна идея: «Цель оправдывает средства». Показателен образ Левинсона, который не останавливается ни перед какой жестокостью, чтобы спасти отряд. Его можно сравнить с Хлудовым из булгаковского «Бега», но Хлудов в конце драмы понимает свою ошибку, осознает пагубность этой идеи. Левинсон же, напротив, убежден в своей правоте, и Фадеев оправдывает его.

Естественно, из всего вышеперечисленного видно, что у Фадеева и Булгакова диаметрально противоположные взгляды на саму революцию. Если у Фадеева это событие представлено как необходимое и закономерное, которое освободило народ (и в целом, несмотря на трагические судьбы героев, роман «Разгром» — вещь оптимистическая), то для Булгакова революция — прообраз апокалипсиса, гибель старой России, уничтожение культуры и всего, что дорого человеку.

Мы видим, что такое грандиозное событие никого не могло оставить равнодушным. Могут существовать разные мнения по этому поводу, но то, как революция была отражена в разных произведениях разных писателей, может помочь и нам, потомкам, разобраться во всем, осознать и осмыслить свою историю...

Top