Эпилог к роману «Тихий Дон» (вар№2)

 

- Вернулся, родненький. А мы уже и не чаяли тебя живым увидеть, - заблажила Дуняшка. Григорий поднялся с колен и обнял сестру, никогда в жизни ему так не хотелось плакать. Такое огромное чувство любви к своим родным и ко всему на свете испытал Григорий, что даже сердце защемило. Казалось бы, его огрубевшее сердце уже не способно переполниться любовью настолько, ажник через край, этого не ожидал от себя Григорий. Наконец, он был свободен и мог начать новую жизнь…

- Поднажми! Левее! - слышится голос с поля.

На поле сеют хлеб всем хутором. Вот и привычная мелеховская делянка. Вот и сам Григорий. Но не узнать его, сильно постарело его изрытое морщинами лицо. Да, рядом с ним Михаил Григорьевич. Давно он уже не тот сопливый мальчишка с огромными пугливыми и смышлеными глазами. Возмужал, вырос Мишатка. Статный получился из него казак, вылитый отец. Но, вглядевшись, можно заметить в прожженных чертах его лица что-то, напоминающее мать. Огромные рабочие руки привычно тянут плуг. А рядом разложила вечерять его жена Надежда. Красивая, работящая казачка Надежда. В прошлом году свадьбу сыграли, а в этом уже Григорий стал дедом.

Сына растил и воспитывал один Григорий. Не пришлось ему жениться. Только один образ постоянно всплывал перед его глазами – образ Аксиньи. Не приходило и дня без того, чтоб не вспомнил Григорий Аксинью. Огромный след оставила в его душе война, которая забрала у него родных и друзей. Много воды утекло с тех пор, но не заживают раны в сердце у Григория. Еще сильнее, терпеливее и строже стал Григорий. По-прежнему не допускает он никакой несправедливости. Строгий, но любящий хозяин он в своем доме. Почет и уважение испытывает семья к нему. Удалось Григорию завести семью, как мечталось, только нет любушки рядом с ним. Все, ради чего живет он, – это сын с женкой да внук. Но не просит Григорий у судьбы прожить еще годок другой. Давно уж соорудил он себе домовину, да и место для могилки присмотрел, рядом с могилкой его  Аксиньи и маленькой  дочери.

 

Top