Престиж и нравственность в романе Стендаля «Красное и черное»

 

Престиж! Как, сударь, вы думаете, это пустяки? Почёт от дураков,
глазеющая в изумлении детвора, зависть богачей, презрение мудреца.

Присмотритесь к эпиграфу внимательнее, какие чувства он вызывает у вас? С чем согласны, а что не принимаете?

Жюльен Сорель, главный герой романа «Красное и чёрное», находится в поиске своего места. Со свойственным всем юным особам максимализмом, он отказывается признавать какие бы то ни было полутона, порывисто разделяя мир на чёрное и белое, а людей – на честных и продавшихся, на красивых и безобразных.

Суждения молодого человека не отличаются здравомыслием или холодной рассудительностью, а потому они, хотя и выхватывают ключевые черты происходящих с Жюльеном событий, всё же упускают огромное количество граней, оттенков и бликов, присущих настоящей жизни. Не по злому умыслу автора персонажи получаются словно бы плоскими и двухцветными, но по неопытной горячности нашего героя.

Жюльен убежден, что люди судят других по сословию. Да, быть может, но разве нет исключений у этого правила? Не полюбила ли юношу госпожа де Реналь лишь только за его неподдельные эмоции при первом их знакомстве? Мудрый автор, наблюдая поведение молодого человека, не раз обращает внимание читателя на глупость и нелогичность попыток войти в образ, юноше не свойственный. Как тонко высмеивается стремление Жюльена выглядеть опытным соблазнителем перед женщиной, которая любит его искренне и самозабвенно! «Что может выйти путного из душ, способных так восторгаться? Разве что какой-нибудь художник!» - а душа Жюльена  именно такая, живая, покорная впечатлениям и увлекаемая в неведомые расчетливому капиталисту миры, полные тайн, музыки и восторгов. Быть может, в этом и есть главный талант жизни: раскрыть именно тот талант, который присущ только тебе, не заглядываясь на чужие дороги, не пытаясь стать одним из тех, других, идущих своими путями? Вся жизнь Жюльена – это поиск ответа на вечный вопрос:«Кто я? Где моё место?»

Юноша мечется между выбранной рассудком дорогой священника и настойчиво предлагаемой сердцем дорогой военного. «Это была самая трудная пора его жизни. Ведь ему так легко было бы поступить в один из великолепных полков, стоявших гарнизоном в Бензасоне! Или сделаться учителем латыни: много ли ему нужно, чтобы прожить? Но тогда прощай карьера, прощай будущность, которою только и живёт его воображение - это всё равно что умереть».

Не раз Жюльена пытаются отговорить от принятия священного сана, не раз жизнь подкидывает ему потрясающие возможности как в качестве учителя, так и на военном поприще, тогда как путь церкви тернист и извилист. Стоит ли биться головой о стену в чужое пространство, когда сзади простирается твоё, отчаянно зовущее и готовое принять? Как воспринимаем мы настойчивость? «За постоянство будешь ты вознагражден» или «неодолимые препятствия встречаются только вне дороги»?

А вопрос, между тем, вовсе не ограничивается только лишь окололитературной тематикой. Вспомните, сколько раз в детстве вам говорили: «Без труда не вытащишь рыбку из пруда», - и ей подобные пословицы. И вы верили, трудились на радость мамы и папы, стараясь их порадовать, пытаясь им угодить. Вы окончили школу, закончили колледж или вуз (скорей всего выбор был сделан под родительским «Мы лучше знаем, как нужно жить»), работаете на какой-то работе и тихонько ненавидите начальство. (Конечно, именно у вас, быть может, всё было иначе, но, к сожалению, такая схема характерна для большей части населения). У вас карьера, у вас перспективы, хорошая зарплата и… вечный вопрос «а зачем?»

Но вернёмся к Жюльену и его попыткам войти в круг ненавистных ему людей. Презирая приспособленцев, презрительно фыркая при мысли о прогибающихся под сильных этого мира, сам он, тем не менее, озабочен вопросами роли ничуть не меньше противных ему господ. Юноша контролирует свою речь, подгоняя её под каноны света, сжигает бережно хранимый портрет Наполеона в страхе за свою репутацию, по-воровски пробирается к страстно желаемым книгам, запретным для него в силу (опять же) положения служителя церкви. Упрямый безумец, хоронящий жизнь и чистейшие порывы под монашеской рясой, надеваемой в стремлении к деньгам и престижу, тогда как истинные желания оказываются загнаны в угол и тщательно закрыты от чьих-либо глаз.

Так где же наш путь, и где находится тот предел настойчивости, который дает понять, что мы идем не туда? Как долго мы будем убивать пылкие движения души в угоду мнимым ценностям? И не пора ли нам стать свободными от навязанных стереотипов чуждых нам дорог?

Top