В поисках ощущений. Эссе по повести Замятина «Ловец человеков»

 

Евгений Замятин наиболее известен нам как основатель жанра антиутопии, как автор уникального романа «Мы», но идеи невозможности создания идеального государства прослеживаются и во многих его рассказах и повестях. Хотелось бы обратиться к повести «Ловец человеков» и обозначить лишь одну, но очень важную проблему, в ней поднятую.

Как говорил профессор Преображенский:«Бардак не в клозетах, а в головах»,- что и поясняет Е.Замятин в своих произведениях. Из раза в раз он доказывает, что утопия невозможна по большей части именно из-за образа мышления людей, из-за несовершенства, неудобства психики для создания некой хорошо отлаженной системы.

Однако если в романе «Мы» симпатии автора почти очевидно на стороне героев, жаждущих чувства, жизни и экспрессии, то в повести «Ловец человеков» читатель, без сомнения, увидит ярый укор, неприкрытый сарказм и едкие замечания в адрес героев. Здесь вам и человек-монумент, бесчестный, лживый и алчный, наживающийся на чужом страхе; здесь и нахальный влюбленный, преступающий общественные нормы нравственности, чести и морали; здесь и женщина, что преувеличенно верна и целомудренна на словах, а на деле изменяющая мужу, оправдываясь грядущим концом света.

Именно о жизни в ожидании смерти я и хочу поговорить. Представьте, что у вас есть полчаса жизни, а потом – тишина и вечный покой. У всех есть эти полчаса. Что там дальше – неизвестно, быть может, жизнь, а может – смерть. Вопрос морали: перешагнули бы вы границы чести и морали, ожидая скорый конец всему? Вопрос практичности: есть ли смысл испытывать неведомые ранее ощущения, зная, что не будет возможности или времени их осознать и осмыслить? Вопрос свободы: что мешало осуществить «запретные» мечты ранее?

Вопрос морали стоит оставить для дискуссии потому, как вполне вероятно, что найдутся взаимоисключающие и, притом, доказанные мнения. Вряд ли здесь может быть правильное или неправильное решение хотя бы потому, что у каждого своя планка, свой рубеж, перешагнуть который человек не в силах в данный момент жизни.

Вопрос практичности представляется более интересным с дискуссионной точки зрения. Зачем человек испытывает ощущения, зачем пробует новые блюда, зачем ищет новых отношений? Есть ли у вас конкретный ответ на этот вопрос? Длинными логическими рассуждениями можно прийти к полному отсутствию необходимости переживать что-то мимолетное, будь то минутная радость или мгновенная грусть, потому что когда мы умрем, ничего этого не останется ни для нас, ни для кого-то ещё. Мы даже не успеем ими поделиться с окружающими, если ощущения вообще возможно разделить. Многие встречали в литературе и в кинематографе немало проработок околоапокалиптических сюжетов, но каждый из них неизменно упоминает о вседозволенности: грабежах, убийствах, насилии, каком-то безумии, начинающемся сразу после объявления о скором конце света. Но не является ли это лишь плодами воспаленной фантазии авторов? Будет ли человек в ожидании скорой смерти совершать так много ненужного, пустого, деструктивного? Разве что страх заблокирует любую мыслительную деятельность.

И напоследок о вопросе свободы. Почему смерть является освобождением от ответственности? Что это? Страх наказания? Инфантильное нежелание держать ответ за свои поступки? Конкретно в этом произведении женщина изменяет мужу, потому что верит в скорую смерть и безнаказанность. Не слишком ли подавлена её психика, не слишком ли запугана и истерзана своими сомнениями эта женщина? Она напоминает нашкодившего ребенка, который испытывает злорадное удовольствие от того, что сломал, к примеру, ненавистный стул для кормления, но чем больше времени проходит, тем больше он боится: придет мама и накажет. Более того, у детей появляется мысль: «А вот бы мама не пришла». Они ещё не понимают всей серьезности подобных желаний, они не понимают и сами желания, но факт на лицо: ребенок просто не отвечает за свои поступки.

И ладно ребенок, ему подобное простить можно не в силу его несознательности, но хотя бы из понимания того, что его просто ещё не научили осознавать последствия действий, потому что дети мыслят категориями слишком простыми для охвата продолжительной изменяющейся ситуации. Но взрослые! Сколько раз мы слышали, как мамы говорят своим чадам: «Ну зачем ты туда лез, знал же, что упадешь, что будет больно?» И этим взрослый отличается от ребенка: ребенок не знал. А если и знал, то забыл. Взрослый же отдает себе отчет в том, на что он идет, ради чего он это делает, и что ему за это будет. И именно это останавливает от совершения поступков, идущих вразрез с общественным мнением, стереотипами или какой-то внутренней моралью. Страх наказания. Есть ли ещё причины? Где их стоит искать? И можно ли стать свободным без перспективы «спасительной» смерти? Вот о чем стоит задуматься.

Top