Художественное своеобразие прозы М.А. Булгакова

 

Михаил Афанасьевич Булгаков — один из наиболее своеобразных писателей первой половины двадцатого века. Его творчество очень оригинально. Прежде всего для его прозы характерно напряженное действие и смешение жанров. Так, мы видим в повести «Собачье сердце» элементы фантастики и детектива, в «Дьяволиаде» — сатиры и фантасмагории, а жанр «Мастера и Маргариты», кажется, вообще невозможно определить: туг и готический роман, и фельетон, и феерия, и притча...

Ещё один признак прозы Булгакова — стилистическая неоднородность, чередование лиризма и сатиры, причем одно оттеняется другим. Поэтическая проза, наполненная высокой лексикой, трагическим пафосом, светлой печалью и тонкой иронией, чередуется с фельетонным стилем. Последним Михаил Афанасьевич владеет мастерски. Стилизация под простонародную речь, игра слов:

На половине покойника сидеть воспрещается

резкая сатира на бюрократию, на обывательскую тупость и лживость — все это придает прозе Булгакова особенное своеобразие. В области стилистики мы видим у этого автора несомненные гоголевские традиции. Тут есть и прямые реминисценции, использование гоголевских образов и ситуаций («Похождения Чичикова»), и та же метафоричность, обилие сравнительных оборотов, богатство эпитетов, игра на многозначности слов или на том, что одно и то же понятие можно передать с помощью самых разных определений

... и оркестр не заиграл, и даже не грянул, и даже не хватил, а именно, по омерзительному выражению кота, урезал... марш.

Еще один, любимый этим автором контраст между лирикой и эпикой. Это особенно явно видно на примере его романа «Мастер и Маргарита», где ершалаимские главы, монументальные в своей эпичности, соседствуют с главами, где автор прямо высказывает свою позицию, сам обращается к читателю.

В прозе М.Булгакова всегда присутствует несколько пластов повествования. О «Мастере и Маргарите» уже говорилось. В романе «Белая гвардия» можно выделить три повествовательных плана — действительные события, сны и духовная реальность (молитвы Елены, финальная «всенощная на небесах»). Параллельные, сюжетные линии, различные художественные пласты переплетаются, соединяются, расходятся опять. С многоплановостью повествования связан еще один признак прозы Булгакова — символичность. Это и игра на литературных ассоциациях в «Мастере и Маргарите» (Мастер — Фауст, Воланд — Мефистофель) и введение прямой символики. Опера «Фауст» звучит и в «Белой гвардии», и в «Театральном романе», и в «Мастере». Впрочем, последний роман вообще наполнен многочисленной символикой, начиная от пифагорейского тетраксиса на портсигаре Воланда и кончая масонской веткой мимозы в руках Маргариты. Апокалиптической символикой пронизана «Белая гвардия». Петлюра заключен в камере № 666, крест в руках святого Владимира превращен в меч, занесенный над городом. Проза Михаила Афанасьевича Булгакова — одно из самых значительных явлений в нашей литературе первой половины двадцатого века.

Top